Стол заказов
+7 861 290 7774

Йон Гудни Фьолусон: «К 18 годам я прошел путь от чужой штрафной до своей»

12.11.2018

В преддверии матча 14-го тура Российской Премьер-Лиги между «Краснодаром» и красноярским «Енисеем» собеседником клубной пресс-службы стал один из игроков, пришедших в черно-зеленую команду минувшим летом – центральный защитник сборной Исландии Йон Гудни Фьолусон.

- Йон, расскажи болельщикам о своем родном городе, о своей семье. Кто твои родители, есть ли у тебя братья и сестры?
- Мой родной город в Исландии – Торлауксхёбн. Это, по сути, даже не город, а поселок городского типа с населением около двух тысяч жителей, тихий и спокойный. Я провел в нем прекрасное детство, моя жизнь была беззаботной (улыбается). Я много гулял, проводил время на природе, дышал свежим воздухом, занимался спортом. Мои родители – самые обычные исландцы, кроме того у меня есть еще два брата – старший и младший. Сейчас у меня и моей половины тоже трое детей – две девочки и один мальчик. Старшему ребенку – 7 лет.

- Кто-то из твоих родных играл в футбол или является футбольным болельщиком?
- Родители никогда спортом не занимались. Братья в детстве, как и я, играли в футбол, но профессиональными футболистами не стали. А вот болельщики у меня в семье – все без исключения (улыбается).

- Сколько лет тебя было, когда ты начал заниматься футболом, и как это произошло?
- Брат моей мамы, мой дядя, сам был футболистом, пусть и не профессиональным – в то время в Исландии еще не было профессиональных клубов. И как только он понял, что я могу уверенно ходить и немного бегать, он начал со мной заниматься с мячом. А когда мне исполнилось 4 или 5 лет, сейчас уже точно не помню, я начал посещать тренировки детской футбольной секции.

- Кто был твоим футбольным кумиром в детские годы?
- Зинедин Зидан, всегда считал и продолжаю считать его одним из лучших игроков мирового футбола.

- На какой позиции ты играл в детстве и юношеском возрасте?
- Когда я был помладше, то был очень быстрым и играл в нападении. Время шло, я взрослел, лет в 14 уже не так выделялся скоростью среди сверстников и стал играть в полузащите. А на свою нынешнюю позицию центрального защитника я переместился лет в 17-18. Получается, постепенно прошел путь от чужой штрафной до своей (улыбается).

- Правда ли, что когда ты в молодости играл в Исландии, тобой всерьез интересовались европейские гранды, и в частности, мюнхенская «Бавария»?
- Да, это так. Я тогда играл за сборную своей страны U-21, мы встретились со сверстниками из Германии и выиграли 4:1. Матч для нашей команды, и меня в том числе, получился выдающимся, а после него пригласили на просмотр в «Баварию». Я тренировался с мюнхенцами неделю, но подписать контракт мне не предложили.

- А как ты тогда оказался в бельгийском клубе «Беерсхот»?
- Я провел хороший сезон в Исландии, и «Беерсхот» сделал мне реальное предложение. Я подумал: «Бельгия – это, может быть, и не топ-лига, но очень серьезный шаг вперед по сравнению с Исландией». И потому согласился на переход.

- Почему же меньше чем через год ты перебрался из Бельгии в Швецию?
- Так получилось, что в Бельгии у меня был не самый лучший период. На предсезонке я получил травму, а потом по ходу сезона, когда полностью восстановился, было уже не так просто пробиться в состав, который к тому времени успел сыграться. К тому же у клуба начались финансовые проблемы, нужно было срочно найти деньги, и потому началась продажа игроков. Я стал одним из тех, кого продали. И оказалось, что я вовремя ушел, поскольку в следующем сезоне клуб признали банкротом.

- Когда ты узнал об интересе к себе со стороны «Краснодара»?
- Впервые о том, что мной интересуется «Краснодар», я узнал в конце марта нынешнего года, когда в составе сборной Исландии сыграл в товарищеском матче против Перу. После этого я стал наводить справки о клубе, о российской лиге в целом. Разговаривал с поигравшим здесь Рагнаром Сигурдссоном, и он мне многое прояснил. Постепенно переговоры между «Краснодаром» и шведским «Норрчёпингом», цвета которого я в то время защищал, набирали обороты, обрастали конкретикой, и летом все это вылилось в мой переход.

- Ты уже три с лишним месяца живешь и работаешь в России. Насколько твои первоначальные представления об этой стране отличаются от нынешних?
- Отличия, конечно же, есть, но они все позитивного плана. Я успел немного узнать Краснодар. Этот город, безусловно, отличается от городов в Исландии и Швеции, да и вообще жизнь в России не похожа на жизнь в тех странах, где я жил до этого. Но я постепенно привыкаю к новому укладу, и моя семья тоже. Нам здесь комфортно, мы чувствуем себя хорошо и никаких проблем не испытываем.

- Общаешься ли в России с другими соотечественниками, выступающими в местном чемпионате?
- Да, конечно, Не могу сказать, что мы разговариваем каждый день, но частенько перезваниваемся, делимся новостями. Чаще других я общаюсь с игроками ЦСКА. С Арнором Сигурдссоном мы вместе играли за «Норрчёпинг». Он, конечно, совсем молодой парень, но мужает на глазах – и в футбольном плане, и в общечеловеческом. Недавно он забил мяч за армейцев в Лиге Чемпионов в ворота «Ромы», и я за него очень рад. А с Хёрдуром Магнуссоном мы вместе несколько лет выступали в Исландии за «Фрам».

- Следующий матч чемпионата России «Краснодар» проводит с «Енисеем», дебютантом РПЛ, замыкающим текущую турнирную таблицу. Насколько сложно фавориту настраиваться на игру с аутсайдером? И есть ли у тебя лично какие-то рецепты на такой случай?
- Какого-то специального рецепта я не знаю. Наверное, нужно просто помнить, что за каждую победу дают 3 очка, и не имеет значения, кого ты обыграл – лидера или аутсайдера. Поэтому нам необходимо выйти на игру с «Енисеем» полностью сконцентрированными и постараться не оставить сопернику шансов на благополучный для него исход.